Публикации

Версия для печати
30.03.2006. Спешить не НАТО

На этот раз выборы прошли более или менее нормально. Можно сказать, что Украина сделала определенный шажок к демократии, что не может не радовать, поскольку немногие страны на постсоветском пространстве развиваются в этом направлении.

Что же касается будущего Украины, то тут представляются почти аксиоматичными два направления. Первое — это продолжение острой политической борьбы и политической нестабильности, которая будет связана, во-первых, с тем, что в сущности никто явно не выиграл, а президент проиграл. Поэтому любое правительство в Украине будет нестабильно. А за партиями в условиях несозревшего капитализма и несозревшей демократии стоят не только большие группы людей с определенными интересами, но еще в большей степени финансово-олигархические группировки, которые продолжат борьбу друг с другом за передел капитала, за уничтожение друг друга и т.п. Поэтому с точки зрения инвестиционной привлекательности я думаю, что Украина потеряет. Во-вторых, потеряет она в известной мере и потому, что украинская элита навлекла на себя реформу политической системы и превратилась в парламентскую республику, что для государства типа Украины с неустоявшимися формами собственности и политической системой, страны относительно еще бедной, является, с моей точки зрения, непозволительной роскошью. Но это, конечно, выбор Украины. Эта «непозволительная роскошь» будет предопределять еще большую нестабильность и непредсказуемость украинского развития.

Российско-украинские отношения, естественно, будут страдать от этой нестабильности. Они останутся постоянным предметом борьбы внутри Украины. Будут они и предметом борьбы различных политических группировок внутри России, особенно тех, которые в свое время сделали ошибочную ставку на тех или иных кандидатов вместо того, чтобы сделать ставку в Украину в целом, на ее развитие как дружественного государства. Эти группировки, проиграв с позором на президентских выборах, которые прошли в Украине в 2004 году, до сих пор пытаются доказать, что они были правы. К счастью, на нынешних выборах мы уже не влезали в политические процессы в Украине настолько глубоко, чтобы помешать нормальному развитию отношений между нашими странами. Существенным обстоятельством постоянного действия будет и то, что украинская элита в любом ее варианте — в так называемом пророссийском или так называемом антироссийском — крайне боится тесного сближения с Россией, поскольку считает, что российская элита является более агрессивной, более конкурентоспособной.

Курс равнения Киева на Европу можно только приветствовать. Но внутренняя ситуация в Украине не позволит ей идти быстро этим курсом, с одной стороны, а с другой стороны, сам Евросоюз, который находится сейчас в состоянии скрытого кризиса, еще долгие годы не сможет всерьез рассматривать не то что членство, но даже какую-либо специальную форму ассоциации с Украиной помимо чисто формальной. Поэтому на ближайшие 15-20 лет членство Украины в ЕС останется вопросом попросту закрытым. Если только Брюссель не решит превратить себя из политического и экономического союза в социально-экономический союз, вернуться к модели общего рынка, на что пока большинство европейских лидеров не готовы. Но превращение Украины в члены такого рода общего рынка, что крайне маловероятно в любом варианте, учитывая состояние экономики и политики Украины, не слишком угрожает России и, напротив, может дать ей множество преимуществ, учитывая, что российский капитал сильно переплетен с украинским.

Единственной крупной проблемой, которая может возникнуть в отношениях между Украиной и Россией вне зависимости от того, кто придет к власти (а в коридорах украинской власти будет происходить постоянная борьба между президентом и премьером), может стать попытка определенных сил в Украине и на Западе, прежде всего в США, втянуть Киев в НАТО. Насколько мне известно, определенные решения по этому поводу уже приняты: речь идет о возможности вступления Украины в НАТО в течение двух-четырех лет. Это не только создаст напряженность между Россией и НАТО и Россией и Украиной, но соответственно заставит Москву пересмотреть часть своих экономических отношений с Украиной. И, что еще более важно, может создать почву для настоящего конфликта между Россией и Украиной. Дело в том, что НАТО вряд ли допустит, чтобы восточная граница будущего участника блока не стала «реальной границей». Границей с колючей проволокой, охраняемой собаками, в отличие от достаточно прозрачной нынешней границы России и Украины. Проведение такой реальной границы по земле, на которой никогда такой границы не было, может вызвать сотни, десятки, может быть, даже тысячи мелких конфликтов, способных перерастать и в столкновения, и в военно-политическое противостояние. Потому что, естественно, при проведении подобного рода границы каждая балка может стать исторической или стратегической, каждая речушка превратится в водный рубеж, каждое село станет потенциальным форпостом, а огромное количество людей в Украине просто не захочет быть в НАТО.

В такой ситуации не исключены даже определенные волнения, столкновения определенных сил и на той и на другой стороне. Это рецепт нанесения огромного ущерба обоим народам, и прежде всего, конечно, Украине. Я надеюсь, что у украинской элиты хватит мудрости избежать такого сценария. Энергетическая проблема останется всегда. Однако необходимо сделать этот вопрос предметом трехстороннего диалога с Европой. Украина стала независимым государством, мы должны к ней относиться как к независимому государству. А независимое государство должно полностью платить по своим счетам по рыночным ценам. Но это не только и не столько проблема Украины и России, это проблема Украины и Европы. В конце концов не у России, а у Европы Украина воровала газ.

// Российская газета