Публикации

Версия для печати
22.05.2006. Новый ядерный век?

Борьба вокруг ядерной программы Ирана, имеющая, разумеется, важнейшие последствия, в том числе с точки зрения жизненно важных, затрагивающих проблему выживания интересов нашей страны, не должна закрывать более широкую картину, связанную с начавшимся распространением ядерного оружия.

Пожалуй, самой острой опасностью, с точки зрения как самого распространения, так и попадания его в руки террористов или иных государств, является ситуация в Пакистане. Празднуя окончание «холодной войны», лидеры международного сообщества и прежде всего США «проспали» получение ядерного оружия Индией и Пакистаном. С тех пор пришлось уже по крайней мере один раз балансировать на грани начала ядерной войны, пройти через полдюжины покушений на пакистанского президента Мушаррафа, считающегося гарантом относительной стабильности государства. Выяснилось между тем, что даже в условиях нынешнего относительно жесткого прозападного режима и, по-видимому, не без его ведома, Пакистан сумел превратиться в секретный «базар» ядерных технологий, которые поставлялись почти во все страны, имеющие ядерные амбиции.

Северная Корея не мытьем, так катаньем и из-за неэффективности действий держав, пытавшихся предотвратить получение Пхеньяном ядерного оружия, скорее всего уже имеет несколько ядерных боезарядов. Согласно многим источникам, страна также продавала опасные технологии едва ли не всем, кто хотел. Режим, шантажируя своим развалом и получая за это помощь, пока удерживает ситуацию под контролем. Но вопрос в том, сколько продлится это «пока».

И наконец сам Иран, протянув время, дошел до порога, когда через несколько (три, шесть или девять) лет он получит способность производить атомное оружие. Сможет ли международное сообщество убедить Тегеран в том, что ему выгоднее уже сейчас разменять эту потенциальную способность на выход из положения «полуизгоя», вызывает сомнения с точки зрения готовности этого самого международного сообщества предъявить Ирану убедительный набор «пряников». Политика же «кнута» радикалами в иранской столице, похоже, только приветствуется.

Учитывая вызывающий по крайней мере удивление радикализм заявлений нынешнего руководства страны, не очевидно будет ли им всерьез рассмотрена, даже если им ее предложат, «большая сделка», предусматривающая не только санкции, но и «пряник» — снятие действующих гласно или негласно экономических санкций, вывод страны из международной полуизоляции, предоставление многосторонних гарантий безопасности.

Ситуация усугубляется тем, что режим нераспространения ядерного оружия, достаточно эффективно действовавший во времена «холодной войны», разваливается. Последний по времени удар по нему был нанесен Соединенными Штатами в одностороннем порядке, объявившими о начале широкомасштабного сотрудничества с Индией в ядерной области и таким образом признавшими страну ядерным государством. Аргументов в пользу того, почему другие страны не имеют права на получение такого оружия, почти не осталось. Заявления о том, что Индия является демократией и поэтому не опасна в качестве ядерной державы, не может убедить режимы, стремящиеся к получению ядерного оружия.

Действия США являются симптомами еще одной тревожной тенденции. Надежды на создание действенной коалиции мощных и ответственных стран, нового «концерта наций», направленного на этот раз не против революций и междоусобных войн, как в XIX веке, но против распространения ядерного оружия, терроризма, других новых угроз международной безопасности, становятся все более призрачными. Хотя я хотел бы ошибиться.

Нарастает традиционное геополитическое и геоэкономическое соперничество, которое в истории почти всегда заканчивалось ростом политических противоречий, а то и войнами. Нынешний тур борьбы за доступ к энергетическим ресурсам резко усугубляет его. Эта борьба может ослабнуть, когда через несколько лет, когда заработают новые месторождения, в которые сейчас в мире вкладываются масштабные инвестиции, начнут сказываться меры по сбережению энергии. Но ведь может и не ослабнуть.

На глазах усиливаются протекционистские тенденции в мировой экономике. Переговоры в рамках ВТО по либерализации, снятию ограничений с торговли явно зашли в тупик на месяцы, если не на годы. В растущей Восточной и Юго-Восточной Азии усиливается национализм. На стагнирующем или даже деградирующем «расширенном Ближнем Востоке» нарастают тенденции к дестабилизации.

Слабеют многосторонние инструменты по регулированию международных отношений, предотвращению войн, прежде всего ООН.

На таком фоне кажется все более вероятным не только получение новыми странами доступа к ядерному оружию, другим видам оружия массового уничтожения, но и цепная реакция в Восточной Азии и на Ближнем Востоке. И все это может произойти в следующие 5-10 лет.

В принципе ядерное оружие оказывает, как показала практика, цивилизующее воздействие на элиты стран, которые им обладают. И в США, и в СССР, и в других ныне ядерных государствах осознание риска применения постепенно вымывало из руководства наиболее радикальных деятелей и радикальные идеи. Но этот процесс занял полтора-два десятилетия и не раз подводил человечество к грани ядерной катастрофы.

«Новый ядерный век», который может начаться в результате волны распространения ядерного оружия, может оказаться не менее, а даже более опасным, чем первые 20 лет после Второй мировой войны. Оружие могут начать получать сразу многие государства, разделенные взаимными подозрениями и разногласиями и не объединенные дисциплиной «двух лагерей» времен «холодной войны». Образуется ситуация «многовекторного ядерного противостояния», заведомо менее стабильная, чем двухполярная система, на качество увеличатся страхи, подозрения, риск возникновения конфликтов с применением ядерного оружия, по крайней мере на длительный «переходный период», который продлится неизвестно сколь долго.

Что в этой ситуации делать России, лежащей по соседству с двумя главными «регионами риска» — Ближним Востоком и Восточной Азией? Особенно учитывая, что управляемость международными отношениями явно ухудшается, а национальные эгоизмы, традиционалистские подходы, неспособность проводить политику, адекватную новым угрозам и вызовам, пока берут верх над общими интересами.

Во-первых, попытаться насколько возможно обезопасить саму себя. Это, видимо, потребует модификации военной доктрины с упором на выстраивание вооруженных сил, способных к «многостороннему ядерному сдерживанию». Возможно, окажется необходимой ограниченная модернизация ядерного и иных видов вооружений с упором на гибкость их потенциального применения, заслуживает внимания и идея создания систем региональной противоракетной обороны (раньше она называлась «ПРО театра военных действий»). Тем более что, насколько известно, технологии у нас сохранились, а международный спрос на такие системы будет, судя по всему, быстро расти.

При этом, естественно, нужно всеми способами избегать втягивания в новую гонку вооружений, которая угробит страну и без всяких новых внешних угроз.

Но понятно, что серия подобных и иных односторонних мер на «крайний (хотя и все более вероятный) случай» относительно малоэффективна, может служить лишь подстраховкой.

Поэтому, во-вторых, надо утроить активность, даже попытаться стать идейным лидером международного сообщества в продвижении идеи создания стратегического союза, «нового концерта наций» для XXI века, нацеленного на предотвращение распространения ядерного оружия, попадания его в руки террористов, на предотвращение распространения и отражение националистического и религиозного радикализма, других вызовов безопасности начала XXI века.

В разных вариантах идея создания такого союза выдвигается специалистами, в том числе и автором этих строк уже больше десяти лет. Пока она не претворена в жизнь. Более того, из текста статьи видно, что я отношусь к вероятности создания такого союза в нынешних условиях довольно скептически.

Но идея еще более актуальна, чем в начале 90-х. И от нее нельзя отказываться, валиться в общую яму ныне самоубийственного традиционализма и односторонности. Ее нужно выдвигать вновь и вновь. Вероятно, и на предстоящем саммите «большой восьмерки», в котором будут участвовать лидеры других крупнейших государств, — потенциальных членов такого союза.

Выдвигаемая Россией идея энергетической безопасности полезна, но договориться по ней по многим вопросам будет нелегко. Велики различия в интересах страны — поставщика энергоносителей (Россия) и потребителей. Идея нового стратегического союза в перспективе видится как минимум не менее важной, а распространение ядерного оружия (в виде «иранской проблемы») будет все равно одной из основных тем на встрече лидеров в Санкт-Петербурге. Стоит использовать этот шанс. Иначе еще более вырастет вероятность, что «новый ядерный век» наступит и в него придется вступать поодиночке, а результатам его может стать катастрофа, которой удалось избежать в «первый ядерный век».

// Российская газета