Публикации

Версия для печати
19.07.2006. Хороша украинская жизнь

В последние месяцы мало кто мог успевать за калейдоскопом имен, событий. Увлекательные интриги и контринтриги, еженедельная смена победителей и побежденных, драки, впрочем, не очень злые в парламенте.

Зрелище чрезвычайно увлекательное и, наверное, упоительно интересное для всех, кто в нем участвует. Слова «политический кризис» повторяются столь часто, что перестали восприниматься и понемногу превращаются в признак нормальности. Договоренности с Россией (и с другими странами) подтверждаются, отвергаются, затем вновь подтверждаются и забываются. Американский посол, которого считают чуть ли не самым влиятельным политиком Украины, поучает Киев. Ему вторят послы других держав. Лишь ленивый не советует и не высказывается.

Ограничусь рассмотрением некоторых, с моей точки зрения, ключевых факторов, которые будут определять ситуацию в Украине в ближайшие годы.

Во-первых, незавершенный процесс государственного строительства. Украина — не падающее государство и не угрожает стать таковым. Некоторые страны бывшего СССР относятся к этой категории, а некоторые уже стали несостоявшимися. Более того, с годами на территории Украины идет процесс становления государства-нации. Граждане вне зависимости от национальности и языка все больше отождествляют себя именно с Украиной. Но завершению процесса мешает отсутствие серьезного и длительного опыта государственности, политическая реформа, превратившая страну в парламентско-президентскую республику, разница между регионами.

Некоторые регионы и субрегионы тяготеют к более богатой и культурно близкой России. Это не может не пугать любое правительство.

Во-вторых, отталкивание большинства украинской элиты от более мощной экономически и политически и культурно-притягательной России. Этим, в частности, объясняется политика по вытеснению русского языка. Официально двуязычная Украина могла бы с большей легкостью преодолевать болезни роста и становления.

В-третьих, во многом отсюда же — постоянные попытки зацепиться за Запад. Хотя Запад Украину не просвещал, поддерживал лишь отдельные фракции во времена смут и войн, а история отношений с Польшей, которая рвется в «крестные матери» Украины, мягко выражаясь, была отнюдь не безооблачной.

Но попытки сближения с Западом будут предприниматься постоянно — именно из-за слабости, часто надуманной, которую ощущает часть украинской элиты в отношениях с Москвой. К тому же последняя по большей части либо была высокомерна, либо безразлична, что не могло не обижать. У России уже почти нет комплекса «старшего брата», зато у многих украинцев сохранился комплекс «брата младшего». И это при том, что Россия в последние годы проводила в отношении Киева не слишком вежливую, но в целом дружественную политику.

В-четвертых, в Украине не завершился процесс распределения и перераспределения собственности. Мы «впереди» лет на пять — семь. Поэтому еще довольно долго надо ждать, пока хотя бы немного устаканится политическая борьба, связанная и с этим процессом.

И, наконец, в-пятых, на украинскую элиту оказывается целенаправленное воздействие со стороны западных государств, особенно США, чтобы не допустить ее нового сближения с Россией и соответствующего резкого усиления обеих стран. Особенно, конечно, Украины, которая как относительно более слабый партнер от такого сближения выиграла бы больше.

Западное влияние не всегда негативно. Американцы правдами и неправдами помогали России вывести ядерные боеголовки из Украины. Немецкие руководители пытались вместе с россиянами и украинцами создать консорциум по управлению стареющей и становящейся все менее надежной украинской газотранспортной системой. Но чаще всего влияние было одновекторным: чем дальше расходились Киев и Москва, тем лучше это казалось западным соседям.

Взрыв радости вызвала странноватая победа «оранжевых». Было сочтено, что в Украине победила демократия. Сейчас после года постоянных кризисов энтузиазм подугас, о демократии в Украине говорят все чаще со стыдливым смешком. Но интересы остались.

Подведем некоторые итоги. Украина будет развиваться согласно уровню культурно-политического развития населения и элиты. Это будет относительно свободная, скорее, вольная и довольно нестабильная страна, подверженная множеству влияний.

На нее можно и нужно дружески влиять, но не стоит ожидать благодарности. Любая политическая группа, стоящая во главе этого государства, будет пытаться любыми способами, в основном блефом, оторвать что-нибудь от России или получить что-нибудь от Запада. Цена на газ должна быть адекватной и взиматься неукоснительно — деньгами ли, активами ли, лучше — деньгами. Не нужно слишком надеяться на «прорусские» фракции. Они особенно хороши в распиливании российских денег. К тому же они будут пытаться доказать Западу, что они не пророссийские.

Спокойная терпеливая деловая жесткая дружественная политика — лучшее, что может предложить Россия. Не стоит томить себя химерами объединения. Но никто не знает, как будет выглядеть карта Европы и мира через тридцать лет.

Важно не допустить двух вещей — разрыва культурно-исторической близости двух стран, развивающихся из одного корня, и их разделения военно-политического — реальной границей, из-за которого может пролиться кровь, создастся синдром разделенной нации с обеих сторон. Позволю себе лишь один совет: Украине во имя собственного долгосрочного самосохранения не стоит вступать в НАТО, даже если этого хотят в Киеве те, кто до ненависти боится России или желает получить индульгенцию за прошлые приватизационные и иные грехи.

Лучше пусть Украина развивается как дружественное, более вольное, чем Россия, симпатичное нам государство. А мы будем с участием и частично с завистью смотреть на веселый политический карнавал, который, скорее всего, когда-нибудь приведет к зрелой политической системе, и не мешать нормальным процессам, происходящим в государстве, которое, будем надеяться, несмотря на все попытки поссорить нас, останется дружественным.

Не стоит злорадствовать. Нам выгодна здоровая зажиточная и лишенная комплексов Украина. Если жизнь наших братьев будет хороша, будет хорошо и нам. Если, естественно, мы собираемся быть богатой, сильной и уверенной в себе великой державой.

// Российская газета