Публикации

Версия для печати
02.10.2006. Ледниковый период

Борис Пастухов, вице-президент Торгово-промышленной палаты:

- Давайте не будем горячиться и доводить друг друга до истерики. Тысячи и тысячи людей связаны в наших странах дружбой, работой, доброй памятью. В Тбилиси живет мой товарищ, с которым мы когда-то вместе учились. Он, что, враг мне теперь?

Другое дело, что не везет грузинскому народу на политиков. Беда и в том, что Грузией сейчас манипулируют, это резко осложняет всю обстановку на Кавказе.

Все в Грузии знают, сколько у армии сапог, автоматов, самолетов. И как во всякой армии, есть оперативная информация. Вселенский шпионский скандал — это лишь повод вывести Россию из равновесия. В Грузии, мне кажется, не представляют, что будет, если Россия начнет раздражаться. Без единой пули легко одержать победу, если ни один рубль и доллар от гастарбайтеров не уйдет из России — а ведь это доходы, превышающие их национальный бюджет. Другой вопрос, если мы это сделаем, то поставим на грань выживания грузинский народ, который и так устал жить в разоренной стране. Возможно, министры-ястребы, которые рвутся к верховной власти в Грузии, именно на это и рассчитывают.

Горячие головы в России говорят: давайте шандарахнем по ущелью, которое стало базой для террористов. Мы в Афганистане, я был тогда послом СССР, столько лет шандарахали, столько народу положили. Ну и что? Все равно будем мириться.

Я был председателем государственной комиссии по выработке договора о дружбе, добрососедстве и взаимной безопасности. Грузия — единственное государство из СНГ, с которым этот договор до сих пор не подписан, несколько абзацев до сих пор не согласовано. Не горячиться и выровнять отношения — вот высшая доблесть политика.

Сергей Ознобищев, директор Института стратегических оценок:

- Спираль напряженности в отношениях между Россией и Грузией раскручивается с каждым днем все сильнее. Складывается впечатление, что грузинский лидер Михаил Саакашвили вдохновлен тем, что Грузию, хотя бы на словах, приглашают в Большую Европу, а значит, у действий Тбилиси есть видимость поддержки со стороны Запада. Все это, как полагает Саакашвили, дает ему возможность слегка свысока разговаривать с Россией.

Что касается произошедших событий, то даже предположив, что нашим военнослужащим можно вменить в вину разведывательную деятельность или что-то в этом же роде, следует учитывать: такого рода инциденты в отношениях между странами исчисляются едва ли не сотнями. Будут они происходить и в будущем. О таких вещах надо говорить на нормальном, общепринятом языке, в рамках дипломатического протокола.

Но то, что делает сегодня Тбилиси, ни в какие рамки не вписывается. Дело, собственно, не столько в самом инциденте, сколько в том, что Тбилиси постоянно использует антироссийскую риторику, которая становится с каждым днем все более жесткой. Если грузинские власти будут удерживать наших военных, то вполне вероятны такие шаги со стороны России, как объявление политической или экономической блокады Тбилиси и обращение к международным организациям в связи с отношением в Грузии к российским гражданам.

Мне кажется, что с обеих сторон границы существует немало политиков, которые только и ждали подобного конфликта. Антигрузинские и антироссийские настроения остаются в «политической моде» — на них можно набирать политический вес.

Пока же в отношениях Москвы и Тбилиси все происходит, как в семье, где ее члены долгое время находились в плохих отношениях, и малейший повод становится толчком для усиления конфликта. За событиями в Грузии стоит неурегулированность таких проблем, как Южная Осетия, ситуация вокруг Кодорского ущелья. Саакашвили весьма болезненно воспринимает ситуацию, при которой он не управляет политическими процессами на территории страны. И при этом для разрешения ситуации грузинский лидер не может ни силу применить, ни решить проблемы вокруг непризнанных республик Южной Осетии и Абхазии дипломатическим путем. Все это сказывается на его политическом капитале, как и на политическом капитале людей, которые его окружают.

Евгений Кожокин, директор Российского Института стартегических исследований:

- Арест российских военнослужащих является серьезным политическим шагом грузинских властей. Нынешнее руководство Грузии понимало: эти действия вызовут жесткие ответные действия со стороны России. Поэтому возникает вопрос: почему именно сейчас в конце сентября президент Михаил Саакашвили преднамеренно добивается обострения российско-грузинских отношений?

Возможно, это делается в связи с тем, что в конце осени в Риге пройдет саммит НАТО, на котором будет обсуждаться вопрос о приглашении в альянс новых членов. Судя по всему, кандидатура Украины не будет рассматриваться. Эту страну не будут приглашать. Но остается вопрос о Грузии.

Очевидно, что многие европейские члены НАТО относятся достаточно скептически к тому, чтобы начать процесс приема этого государства в альянс. Но за прием Грузии в НАТО выступают главным образом Соединенные Штаты.

Вполне возможно, что грузинская сторона по согласованию со своим старшим партнером решила показать миру, насколько низок уровень обеспечения безопасности их страны, и что для нее единственным способом обеспечить свою безопасность может стать вступление в НАТО. Ради этого режим Саакашвили идет на провокации.

Сергей Караганов, глава совета по внешней и оборонной политике:  

- Нынешнее руководство Грузии провалило социально-экономические реформы в стране и теперь ищет маленькую войну и внешнего врага, чтобы отвлечь внимание населения от этих провалов. Отсюда и показательные суды и аресты в сталинском духе.

Незаконное задержание российских военнослужащих и раздувание шпиономании является классическим показателем намерения грузинских властей искать внешнего врага, вместо того, чтобы исправлять экономическую и социальную ситуацию внутри страны.

Нападки Тбилиси в адрес России нацелены также на то, чтобы спровоцировать вооруженный конфликт между нашими странами и втянуть западные силы, например НАТО, в Грузию. Тем самым отдать контроль над страной внешним силам. Грузия уже не является самостоятельным государством. Она находится под косвенным или даже прямым влиянием других стран. Власти Грузии хотят полностью отдаться под внешнее управление, чтобы спастись самим.

Но эта стратегия является провальной. Во-первых, Россия на этот конфликт не пойдет. Во-вторых, желающих разбираться в грузинской куче особо не наблюдается.

Несмотря на то, что Грузия расположена в стратегическом для многих стран регионе и является важной территорией транзита, она полностью попадает под определение несостоявшегося государства. И вряд ли оно когда-нибудь состоится, если только не будет взято под внешнее управление. То есть потеряет свой суверенитет.

Российская позиция пока что выглядит осторожной, потому что Москва не хочет поддаваться на провокации. Но я думаю, что в ближайшее время мы будем реагировать адекватно, но при этом не провоцируя военных столкновений. Совершенно ясно, что мы должны предельно жестко вести себя с Грузией.

Данный конфликт нужно вынести на уровень ООН, но решать его следует на двусторонней основе. Интернационализировать конфликт нельзя, поскольку это может усилить в Грузии позиции безрассудных людей. Они будут надеяться, что Запад им поможет. Это классическое поведение незрелых политиков и государств.

Очень жалко грузинский народ. Но именно он выбрал Михаила Саакашвили президентом. К сожалению, Грузии придется дорого за него заплатить. Я думаю, что если эта страна в ближайшие пять-десять лет не попадет под внешнее или международное управление, она развалится.

Подготовили Александр Зорин, Надежда Сорокина

// Российская газета