Публикации

Версия для печати
11.12.2006. Саммит НАТО: первое послесловие

Рижский саммит НАТО был проходным. На самой встрече в верхах не было, насколько известно, острых столкновений. Не было принято крупных решений. Но он, как и многие подобные встречи, был интересен теми дебатами, которые происходили вокруг него, подспудными течениями, которые он выявил или проявил.

 

Поделюсь некоторыми из предварительных выводов и впечатлений о дебатах о будущем НАТО. Вторая колонка, которая будет опубликована позже, будет посвящена отношениям между Россией и НАТО, Россией и традиционным Западом.

На рубеже пятого-шестого десятилетий своего существования (НАТО был создан в 1949 г.) союз пережил острый период, своего рода «кризис среднего возраста». Он потерял в результате конца «холодной войны» основные цели своего существования — борьба против коммунизма внутри и сдерживание внешней агрессии. Казалось, что союз распадется или рассосется.

Но мощные политические, экономические и академические интересы, стоявшие за организацией, сильная организационная основа, бюрократическая инерция позволили ей выстоять. Для спасения были брошены два лозунга — «Выходить из зоны ответственности (т.е. из территории стран-членов и стать альянсом, обеспечивающим глобальную безопасность) или «Выходить из бизнеса» и «расширяться или выходить из бизнеса». Первая задача была более трудной, требовала быстрой и действительно глубокой стратегической трансформации союза и была отвергнута.

На повестку дня же было поставлено расширение. И оно началось. Прошли две его волны.

Сторонники безудержного расширения, а заодно и создания жестких геополитических рамок для России, усиления НАТО — визави Европейского союза — пытались в последние полтора года подтолкнуть Североатлантический союз к быстрой экспансии альянса на Украину и Грузию, а затем и на Азербайджан и Казахстан, да и на Белоруссию, когда (и если) там произойдет смена режима по западному сценарию.

Но пока с этими бывшими советскими республиками дело идет туго. Грузия, несмотря на провозглашение ее маяком демократии, остается нестабильным, падающим или даже несостоявшимся государством, имеющим к тому же территориальные проблемы. Весьма политически нестабильной, хотя и несравнимо более стабильной, чем Грузия, оказалась и «посторанжевая» Украина. К тому же большинство жителей страны не хотят идти в НАТО. В стране сильны традиционные антинатовские настроения. В ней, да и в Европе в целом, растет понимание, что членство в НАТО может вызвать череду российско-украинских кризисов, иметь драматические, если не трагические последствия для самой Украины.

К тому же в старой Западной Европе наблюдаются все признаки «усталости от расширения» ЕС и НАТО, рост опасений, что одностороннее расширение НАТО усилит позиции альянса и по-прежнему доминирующих в ней США совместно с ориентирующимися на них центрально-восточноевропейцами в усиливающейся конкуренции между ней и Евросоюзом.

Поэтому в Риге ограничились обещаниями привлечь эти страны в будущем к более тесному сотрудничеству, призывали к решению проблем Грузии и заявлением о том, что в 2008 году на следующий саммит — НАТО будут приглашены в члены Албания, Хорватия, Черногория и Македония, если они будут соответствовать неким натовским стандартам и критериям. Но известно, что эти критерии определяются политической целесообразностью.

Но главный результат рижского саммита — попытка НАТО обосновать необходимость стратегического поворота в сторону выхода из зоны ответственности, превращения в глобальный союз безопасности, служащий интересам его членов, но сотрудничающий с ООН, ОБСЕ, Евросоюзом.

Выйдя из острой стадии кризиса легитимности, «кризиса среднего возраста», но не преодолев его, НАТО вновь и вновь стремится доказать свою нужность. К тому же американская администрация, относившаяся еще три-четыре года тому назад к НАТО с плохо скрываемым презрением, считавшая союз ненужным и обременительным довеском к своей казавшейся неограниченной мощи, переменила свои взгляды. Этому в немалой степени поспособствовало уже очевидное политическое поражение в Ираке, которое было бы еще более глубоким, если бы не хотя бы символическое участие в американской операции Великобритании, Италии, нескольких центрально- и восточноевропейских стран, даже ряда стран бывшего Советского Союза, не входящих в НАТО, но стремящихся туда.

Наконец, главное. Американцам, да и всем европейцам стало очевидным то, что было понятно и десять, и пятнадцать лет тому назад. Основные угрозы международной безопасности, безопасности Европы сместились на «расширенный Ближний Восток», в Африку, другие регионы. Именно оттуда, из нестабильных и несостоявшихся государств, исходит угроза распространения ядерного оружия и его попадания в руки террористов, собственно терроризма, воинственного исламского экстремизма, наркотрафика.

Рискну предположить, что если бы союз поставил десять — пятнадцать лет назад во главу угла собственной политики противодействие именно подобным угрозам с помощью внешних союзников и партнеров, в том числе со стороны России, многие из них не были бы так остры, а у НАТО не было бы проблем с поиском новых доказательств своей легитимности. И не было бы безвозвратно потеряно время для противодействия этим вызовам, не было бы создано проблем в отношениях с Москвой.

В Риге был провозглашен курс в сторону перераспределения усилий по противодействию угрозам, исходящим извне зоны ответственности альянса. Окончательно этот поворот должен быть закреплен в новой стратегической концепции НАТО, которая должна быть принята в 2008 г.

Была поддержана первая массированная операция НАТО вне Европы — по стабилизации в Афганистане. Провал этой операции грозит не только новой «талибанизацией» самого Афганистана, но и подрывом всей стратегии НАТО по выходу «за зону ответственности».

Союз провозгласил линию на дальнейшее укрепление и увеличение «сил реагирования» и сил специального назначения, наращивание способности к стратегической мобильности, на расширение помощи дружественным странам, не входящим в союз, прежде всего на Ближнем Востоке.

Общая цель — обеспечение способности вести длительные многонациональные операции вне Европы или Северной Америки.

Американские силы в Западной Европе будут по-прежнему сокращаться и передислоцироваться на Юго-Восток, ближе к потенциальным театрам военных операций.

Вопрос о расширении компетенции НАТО на обеспечение энергетической безопасности, особенно в явно антироссийском варианте, на сессии не обсуждался, а в ее документах едва упоминался.

Но вокруг сессии происходила гораздо более острая дискуссия, имевшая в том числе и прямое отношение к России.

Об этом — в следующей колонке.

// Российская газета