Публикации

Версия для печати
23.01.2007. Как сформировать пророссийскую белорусскую элиту?

Москва и Минск вроде бы договорились. Москва повысила тарифы на газ, предоставив Белоруссии привилегию переходного периода. Увеличена и экспортная пошлина на перекачиваемую в Белоруссию и через неё нефть. Таким образом, проводившееся де-факто субсидирование руководства соседней страны сокращено, но не прекращено.

Мы и раньше пытались уговорами, угрозами убедить Минск  начать проводить более разумную экономическую политику. Официальных призывов проводить более приличную политику внутри было почти не слышно. Как бы то ни было, результат был нулевым, если не минусовым. Наконец, российское руководство начало действовать. Но остановилось на полпути. И достаточно понятно, что мы не очень знаем, что делать дальше.

Перед тем, как предлагать какую-то альтернативу, попытаюсь подвести итоги той политики, которую мы проводили или не проводили в отношении Белоруссии в течение последних 10-12 лет. Я принимал активное участие в дебатах вокруг этой политики. Хотя уверен, что точным мой анализ быть не может и многие с ним не согласятся. Причин несогласия будет, по крайней мере, две. Политики не было, были лишь подходы, так что и анализировать почти что нечего. Кроме того, многим будет неприятен мой анализ.

Первоначально, в 1995-1996 гг. курс на сближение с Белоруссией оправдывался с трех точек зрения. Они пересекались в головах политиков и политологов. Поэтому разделение на школы может быть только условным. Первая школа — «объединителей» — считала, что нужно быстро заключать союз с Белоруссией и идти к воссоединению двух государств, воспользовавшись тем, что у власти находился А.Г.Лукашенко. Он, как считалось (и, возможно, справедливо), тогда был не против такого сценария. Вторая школа — «краткосрочных прагматиков» — рассчитывала, что курс на объединение снимет перед выборами 1996 г. с российского президента вину за развал СССР. Третья школа — «долгосрочных прагматиков», — к которой принадлежал и я, полагала, что ускоренное сближение с Белоруссией позволит обеспечить политически безопасный корридор транзита российских товаров в Европу и из нее, облегчит удержание Калининградской области в РФ, предотвратит создание второй — балтийско-черноморской — буферной зоны сдерживания России. Сближение с Россией виделось и инструментом экономической и политической модернизации Белоруссии.

Планам по объединению и сближению с Белоруссией противились те, кто «слева» боялся, что создание союзного государства продлит политическую жизнь Б.Н.Ельцина. «Справа» же боялись, что в результате объединения мы получим А.Г.Лукашенко в качестве общего лидера.

В результате был создан некий бюрократический фантом в виде союзного государства. Белоруссия и её руководство получили на десятилетие гигантские преференции и возможность относительно безбедно жить за российский счет, не реформируясь.

Создав фантом, российский политикообразующий класс успокоился и практически перестал заниматься соседней страной. Был, правда, момент всплеска интереса, когда В.В.Путин предложил «отделить мух от котлет», перейти к прагматической политике. Но потом казавшиеся более важными политические вызовы и экономические интересы снова оттеснили Белоруссию на задний план.

Розово-оранжевые революции сделали почти неслышными голоса тех, кто призывал обратить  внимание  на то, что Минск давно не является надежным союзником, транзитером, становится все большим бременем для российской политики в Европе. Возобладала известная американская мудрость: «Сукин сын, но наш сукин сын».

Между тем, при несравненно более ничтожных ресурсах у Минска политика была. И она, похоже, победила.

Когда выяснилось, что надежды на воцарение в Москве несбыточны, белорусский лидер стал целенаправленно проводить политику консолидации собственной власти и уменьшения влияния России.

Было сведено на нет когда-то доминировавшее в Белоруссии влияние российских СМИ. Большинству белорусов было навязано представление, что лидер страны непобедим и несменяем. Задушено, загнано в тюрьмы, вытеснено в изгнание инакомыслие. Правящий класс Белоруссии, когда-то ждавший «сигнала из Москвы», запуган репрессиями или подкормлен деньгами, взятыми из российских субсидий.

В Белоруссии за более чем десять лет, сформирован политический класс, не желающий более сближения с Москвой. Характерно, что «батьку» ныне поддерживают многие из тех ультра-националистов, которые на дух его не переносили еще несколько лет тому назад.

Главе Белоруссии удалось убедить подавляющую часть и руководства, и населения страны, что он всегда проведет Москву. При этом недоверие к ней было посеяно не только среди либеральной и образованной части общества (Мы так и не поддержали ее, даже допустили появление в формально союзном государстве института политических заключенных). Подорвано доверие и населения — благодаря массированной вопиюще антироссийской пропаганде.

В результате оказались посрамленными и «объединители» и «долгосрочные прагматики». Белоруссия далека и удаляется от России, не является надежным транзитером российских товаров и особенно энергоносителей. Из Минска несутся угрозы геополитической переориентации и инициативы по созданию «балтийско-черноморского» буфера.

Вполне пророссийские политики сидят по тюрьмам, подрывают своё здоровье голодовками. Но их поддерживает только Запад. Хотя и тамошняя поддержка носит лицемерный характер. Страны ЕС с удовольствием и в возрастающих объемах покупают белорусские продукты нефте- и газопереработки.  Благодаря этому, белорусский экспорт в Европу возрос в разы и превышает экспорт в Россию, а при этом, как только Россия запоздало заявила о намерении повысить цены на энергоносители, поставляемые в Белоруссию, и сократить таможенные преференции, за «интересы народа Белоруссии» вступился официальный Вашингтон, а европейцы набросились на Россию, обвиняя ее в использовании энергоресурсов в целях политического давления. В Минск с миссией стратегической поддержки приехал председатель Парламентской Ассамблеи Совета Европы. И это при том, что Белоруссия в Организацию не допущена.

Определяя политику в отношении Минска, вряд ли стоит оборачиваться на Запад. Те, кто еще недавно негласно «отписывали» Белоруссию в сферу интересов России, там перевелись. А саму Москву в силу целого ряда причин в качестве союзника, чьи интересы стоит учитывать, похоже, пока списали, перешли к политике жесткого торга. Поэтому, что бы она ни делала, обвинять будут. Так что нужно действовать в своих интересах. Естественно, правильно понимаемых и долгосрочных.

А если так, то не нужно останавливаться на полпути и выдавать Белоруссии энергоресурсы по полурыночным ценам, нужно быстро доводить дело до конца. Понятно, объясняя всем свои позиции.

И последнее: нельзя больше делать вид, что мы не замечаем ситуацию с правами человека в Белоруссии.

Не буду взывать к политикообразующему классу России с морализаторскими призывами, но моральная политика очень часто бывает выгодной. Оглядываясь, могу точно сказать. Если бы мы не отказались от поддержки оппозиции в Белоруссии, от защиты там элементарной свободы СМИ, мы сейчас имели бы гораздо более пророссийскую элиту, гораздо менее антироссийский официальный Минск и гораздо больше возможностей влиять на ситуацию в стране. Было бы больше надежд на выгодную России смену власти и не было бы стыдно за свое бездействие, благодаря которому тысячи людей в братской стране оказались за решеткой и вынуждены смотреть в другую — нероссийскую сторону в мечтах о лучшей доле.

// РИА «Новости»