Публикации

Версия для печати
16.10.2007. Приз дипломатов

В Тегеране президент России Владимир Путин попытается договориться с иранскими властями о том, чтобы те остановили развитие военной части своей ядерной программы. Ведь в настоящее время многие эксперты убеждены: в ядерной программе Ирана существует военная составляющая.
Главный вопрос заключается в том, удастся ли Путину получить от Тегерана какие-либо гарантии по этому поводу. До сих пор иранские власти давали пустые обещания. Не исключено, что и на этот раз они сведут всю встречу к одним лишь разговорам.
В этом, кстати, заинтересованы некоторые силы на Западе. Они не хотят, чтобы «кубок первенства» на переговорах вокруг иранской ядерной программы достался России.
На этом фоне слухи о возможном покушении на Путина в Иране вызывают множество вопросов. Я не исключаю, что действительно такое покушение готовится. Однако нельзя сразу отметать вариант того, что слухи о возможном нападении на президента спровоцировали те силы в западном мире, которые не заинтересованы в успехе переговоров Путина в Тегеране. 
И последнее: вполне может быть, что информация о возможном покушении была вброшена в СМИ для того, чтобы надавить на Иран, который заинтересован в визите главы Российского государства.
Визит Путина в Тегеран расходится с интересами Вашингтона. Белый дом в условиях жесткой конкуренции за лидерство на международной арене стремится сохранить за собой роль всемогущего гегемона и рассчитывает своими силами заставить Иран отказаться от своей ядерной программы.
Переговоры президента России в Тегеране ничего не изменят в российско-американских отношениях. Они и без того находятся в ухудшающемся состоянии в силу полного взаимного недоверия России и Запада по отношению друг к другу. В настоящее время Запад находится в ослабленном состоянии из-за Ирака и пытается контратаковать Россию с тем, чтобы не допустить дальнейшего ослабления своих позиций. 
В этой связи логичными выглядят попытки США построить систему ПРО в Польше и Чехии, а также втянуть Украину в НАТО.
Кроме того, в основе роста напряженности лежит то обстоятельство, что за последние десять лет контроль над нефтяными и газовыми ресурсами перешел от западных компаний к национальным государствам или их компаниям. Крупнейшие изменения в мировой экономике и политике как раз являются следствием ослабления Запада.
В принципе к ухудшающимся отношениям России и Запада можно приспособиться. Беспокойство вызывает совсем другой вопрос. Если глава Ирана Махмуд Ахмадинежад на переговорах с Путиным не откажется от своих взглядов на уничтожение Израиля, от отрицания Холокоста и от своей ядерной программы, то визит российского президента будет выглядеть весьма рискованным. 
Ведь если глава государства едет в Тегеран, то он это делает для достижения важных результатов. Он может привезти из Тегерана крупную дипломатическую победу. Например, добиться от Ирана отказа от своих оружейных материалов и их передачи под контроль России. Путин также может расширить пределы своей жесткой реакции на антироссийские действия Запада. А именно, на развертывание американской системы ПРО в Европе или на втягивание Украины в НАТО.
Итак, сейчас можно говорить о двух вариантах итогов визита Путина в Тегеран. Первый, успешный вариант: Иран отказывается от своей ядерной программы и позволяет России и международному сообществу контролировать свертывание всех своих военных программ. Запад ревностно относится к дипломатической победе России, но все равно ей обрадуется. Второй вариант: Иран будет тянуть время и использовать Россию с тем, чтобы прикрыть свои военные планы. Тогда это может стать поражением России.

// Российская газета