Публикации

19.11.2018. Мир в год Свиньи

Ситуация гораздо опаснее, чем в 1914 году, когда из-за серии ошибок началась Первая мировая война, столетие окончания которой мы недавно отмечали. К тому же все ярче проявляется желание США разрушить те скромные инструменты, которые были созданы в прошлые годы для уменьшения военной угрозы. Вашингтон объявил о выходе из Договора по ракетам средней и меньшей дальности. Вектор развития ведет пока в 1950-е и в 1914-й и требует кардинальной коррекции политики. Ее главным содержанием должна стать борьба за мир.

Стратегические сдвиги

35-40 лет после Второй мировой войны у руля государств находились люди, нутром помнившие ее ужасы и действительно боявшиеся войны, особенно в ее ядерном варианте. Можно посмеиваться над "борьбой за мир" того поколения. Но оно сохранило мир. Сейчас у руля внуки и правнуки воевавших, страх войны ощутимо выветривается. А воинственных заявлений становится все больше. Привычка к миру, внешне безобидные игры в войну на компьютерах или в телевизорах ослабляет сопротивляемость и у обществ. А тревожная неопределенность в умах и элит, и масс толкает к простым решениям.

Ситуация усугубляется резким падением в последние два-три десятилетия качества управляющих классов, особенно на Западе. Американская проблема на виду. Но и в Европе... Достаточно мысленно сравнить лидеров Старого Света 30-40-летней давности с сегодняшними.

Мощный фактор дестабилизации - беспрецедентно быстрое в последние 15-20 лет перераспределение сил в мире. Еще недавно, как казалось, Запад одержал окончательную победу. А сегодня находится в злой обороне. Похоже, что лозунг прошлых десятилетий, "как управлять подъемом новых", приходится менять на другой - "как управлять упадком старых".

Рухнули две глобалистские идеологии ХХ века - коммунизм и либерализм. Вакуум быстро заполняется национализмом разного толка. Тенденция усиливается подъемом Азии - континента национальных государств. Там на глазах размораживаются старые или появляются новые конфликты: Японии с соседями, Китая с Индией, суннитских монархий с Ираном. Более чем тревожна ситуация и в военно-технической сфере. Серия нападений на страны, отказавшиеся от ядерного оружия, прежде всего на Ирак, Ливию, мощно усиливает позиции тех, кто хочет это оружие приобрести. Выход США в 2003 г. из Договора по противоракетной обороне, недавно из иранской ядерной сделки, а теперь из ДРСМД выбивает почву из-под режима нераспространения. Началась крайне опасная гонка в сфере кибероружия, которое у ряда государств, вероятно, уже имеет стратегический характер, - способность к разрушению экономик и обществ.

Создано и разворачивается новое поколение неядерных вооружений, имеющих по сути стратегический характер, стирающими отличия между ядерной и обычной войной.

Внушает тревогу начавшаяся волна роботизации вооружений с использованием искусственного интеллекта. Она стирает грань между войной и миром, ослабляет политический контроль и ответственность лидеров за свои действия.

Режим ограничения вооружений, созданный в 1970-1980 годы, имел изъяны. Очень часто переговорный процесс навязывал или даже провоцировал наращивание вооружений и военных расходов - для накопления так называемых "козырей для торга". Он строился на по большей части искусственном критерии - паритете или численном равенстве вооружений и вооруженных сил сторон. Особенно бессмысленным был он в случае переговоров по вооруженным силам и вооружениям в Европе, где Наполеон и Суворов неизменно громили большие армии, а 300 спартанцев сдерживали стотысячную армию персов.

Впрочем, прошлый процесс ограничения вооружений в целом был скорее полезен. Он способствовал улучшению политического климата, большей предсказуемости.

Но этот процесс практически мертв. Сначала НАТО отказалась модернизировать Договор об обычных вооруженных силах в Европе, хотя вооруженные силы и вооружения стран бывшего Варшавского договора и части советских республик оказались на ее стороне. Смертельный удар по процессу был нанесен выходом США в 2003 г. из Договора по ПРО. Этот договор был несущей основой всей концепции ограничения стратегических вооружений. Превосходства получить предсказуемо не удалось. Россия встрепенулась и начала модернизировать свои стратегические и околостратегические силы, создав новое поколение систем, гарантированно преодолевающих любую систему ПРО. Об этих вооружениях рассказал В.В. Путин в своем известном послании Федеральному Собранию 1 марта 2018 г. Они упреждающе обесценивают планирующиеся гигантские капиталовложения США. Можно сказать, что Россия пока выигрывает гонку вооружений, не ввязавшись в нее.

Теперь - отказ от ДРСМД. Видимо, рано или поздно придет черед и последнего договора по ограничению стратегических вооружений - ОСВ-3. Целей несколько - попытаться в очередной раз восстановить военное превосходство, на котором зиждилось 500-летнее доминирование Запада в мировой политической, экономической системе, в культуре и идеологии. Еще более очевидная цель - расчистить дорогу для запланированной массированной модернизации стратегических систем.

Не скрывается и стремление втянуть Россию и Китай в гонку вооружений. Уверен, что есть расчет и на то, что, спровоцировав две страны на создание нового поколения систем средней дальности, усилить их взаимные подозрения. Ведь такие системы неизбежно могут быть расценены как направленные друг против друга.

Вероятно, уже существует генетическое оружие, в том числе способность скрыто заражать семенной материал, вызывая катастрофическое падение урожая, падеж скота и даже, возможно, в перспективе (какой?) наносить ущерб этническим и социальным группам людей.

И на фоне всех этих самих по себе опасных стратегических и политических сдвигов развернута злобная пропагандистская война, сатанизация другой стороны, особенно России. Пропагандистская вакханалия сильно напоминает психологическую подготовку к войне. Хотя, возможно, имеет другие корни, прежде всего внутриполитические. Сложение вышеперечисленных факторов диктует однозначный вывод - ситуация является остро предвоенной.

Что делать?

В этих условиях российская внешняя политика при всех ее успехах на Ближнем Востоке и в военно-политической сфере не полностью адекватна. Конкретнее об ошибках - в другой статье.

Не буду говорить и об отсутствии стратегии ускоренного экономического роста как главного ответа на развязанную против нас "холодную войну". Остановлюсь на некоторых направлениях внешней политики, кажущихся мне важными и возможными для воплощения.

Если продолжать с НАТО, союзом, совершившим серию агрессий, политический диалог, то он должен обязательно включать в себя вопрос репараций и компенсаций жертвам его агрессий, а не только и не столько Крым или Донбасс. А диалог военных, и гораздо более активный, чем ныне, необходим. Если оставлять российского полпреда в НАТО, то он должен быть генералом - с гражданскими советниками.

Стоит снизить военную активность на западном направлении. И по возможности не поддаваться на провокации, которыми сыпят и будут сыпать круги, заинтересованные в восстановлении структуры взаимоотношений прошлой "холодной войны" в атлантическом мире и в отношениях с Россией.

И уж точно не стоит отбрехиваться по поводу наших весьма скромных, хоть и относительно эффективных, оборонительных усилий, а постоянно указывать, что страны НАТО тратят на военные нужны чуть ли не в 20 раз больше и держат под ружьем гораздо больше людей.

Полезным было бы предложить диалог о поддержании безопасности в Европе Евросоюзу, ищущему возможность стать субъектом в этой сфере. У нас много общих и даже совпадающих интересов. Диалог содействовал бы и предотвращению скольжения этого поиска в русло противостояния с Россией. Не стоит быстро реагировать военно-техническим путем на выход США из ДРСМД. Этот шаг невыгоден всем. Но американцы должны заплатить за него максимальную цену, став в глазах мирового сообщества тем, кем они являются, - основным вызовом международной безопасности и стратегической стабильности.

Если понадобится ответить дополнительными вооружениями, можно будет их развернуть позже. Такой же линии стоит, видимо, придерживаться и в случае вероятного непродления Вашингтоном ОСВ-3.

Но в любом случае предстоит изменение философии подхода к месту процесса ограничения вооружений в системе средств обеспечения безопасности. Возвращение к нему в его прежнем виде невозможно. И из-за деструктивной позиции США. Как и что считать, и раньше было крайне трудно. А сейчас из-за усложнения систем оружия, стирания граней между ними, увеличения числа стран - стратегических игроков становится просто невозможным.

И уже точно требуется отход от принципа поддержания паритета. Вероятно, стоит держать, модернизируя и расширяя возможности, часть стратегического потенциала, доставшегося из прошлого - межконтинентальных баллистических ракет с разделяющимися головными частями морского и наземного базирования, стратегической авиации. Они нужны для поддержания статуса и для сохранения у другой стороны страха перед неизбежностью массированного ответа на агрессивные действия. Для этого крайне полезны и подводные лодки - торпеды с гигантскими боезарядами, которые могут годами "дремать" у берегов стран, проводящих враждебную политику, и новые тяжелые ракеты, способные контратаковать с любого направления.

А дальше стоит уходить в "серую зону". Открытость теоретически полезна для увеличения предсказуемости стратегической обстановки. Но она выгодна прежде всего более богатой стороне, способной лидировать в гонке вооружений, навязывать ее темп и направления. Советский Союз попытался равняться, в том числе через поддержание "паритета", и надорвался. Если другая сторона выбирает политику вражды, снова бросается в гонку за химерой превосходства, наплевательски относится к заключенным договорам, играть по старым правилам не стоит. Лучше усилить упор на асимметричные, частично скрытые и более дешевые опции. Если остановить гонку вооружений не удастся, лучше выигрывать в ней не числом, но умением. Поможет применение концепции "стратегической двусмысленности", когда другая сторона не может знать, зачем условно вы полезли в карман - за конфетой, носовым платком или пистолетом.

Во многом такой линии придерживается Китай, скрывающий свой ядерный потенциал, возможности в киберсфере. Разумеется, предлагаемая линия поведения не оптимальна. Она повышает риски. Но продолжать двигаться в старом русле гонки вооружений и ее ограничения запретительно дорого и бессмысленно. К тому же с партнерами, которым после того, что они наговорили, доверять невозможно.

Частичной альтернативой старому процессу ограничения вооружений мог бы стать триалог Россия-Китай-США по мерам по поддержанию международной стратегической стабильности. В будущем к этому форуму, если на него согласятся Пекин и Вашингтон, могли бы быть приглашены другие важные в стратегическом отношении державы - ядерные и околоядерные. Такой формат должен был бы быть подкреплен ослабевшей сетью "горячих линий" между военными ведущих государств. Цель - избежание случайной эскалации конфликта, провокации. Вместо договорного ограничения и сокращения вооружений можно попытаться в перспективе перейти к согласуемым односторонним шагам.

Стоит пытаться ограничить направления гонки вооружений, в частности в космосе, в сфере генетического оружия. Пока любые усилия не дадут результатов. Но надо работать на будущее. Мы находимся на сломе исторических эпох, где "проигрывающие" пускают в ход все инструменты - военные, политические, экономические, информационные, чтобы остановить или повернуть вспять ход истории. А "выигрывающие" не уверены в своей победе, в том, что она значит и как воспользоваться ее плодами.

Главное сейчас - недопущение все более вероятной новой большой войны, которая может уничтожить и пока "выигрывающих", и ныне "проигрывающих", закончить историю человечества.

И поэтому ключевым направлением политики всех ответственных сил и стран, и в первую очередь России, должна стать борьба за мир - и через эффективное сдерживание, и через налаживание многосторонних систем общения военных и политиков, и через разоблачение - извините за старомодную прямоту - тех сил и стран, которые нагнетают конфронтацию и развязывают новую гонку вооружений. Необходимо пробуждать человечество от летаргии стратегического паразитизма - привычки к миру, включать его защитные функции. Естественно, эту старую-новую борьбу нужно вести с использованием современных методов и технологий. Но она остро необходима. О том, как ее вести, предлагаю и думать информационщикам и пропагандистам.

Сейчас к новой борьбе против возрастающей угрозы войны призывают почти исключительно достойные "старики", не допустившие в прошлом ядерной катастрофы, но и не сумевшие создать прочную систему безопасности после прошлой "холодной войны", "проигравшие мир". Нужно включать в эту борьбу новые возрастные группы, которые пока "спят", хотя им война угрожает больше всего.

Борьба за мир – не ностальгия по временам молодости. Ложь и вражда прошлой "холодной войны" вызывает у меня глубокое чувство омерзения. Но стыд вызывает и наша глупость, наивность, полагание "на авось" последовавшего за ней периода. За нас наши, да и коренные общемировые интересы никто защитить не сможет.

Опубликована в Российской газете - Федеральный выпуск №7723 (260) от 19 ноября 2018 года




Материалы с официального сайта С.А. Караганова: http://karaganov.ru