Публикации

Версия для печати
02.09.2004. Варягов на помощь, или кризис великодержавности

Официальные представители США выразили готовность оказать помощь России в борьбе с терроризмом. Можно ли после последних терактов ожидать более тесного сотрудничества с Западом в данной сфере? В чем именно будет выражаться иностранная поддержка? Каких ответных уступок будут требовать от Москвы? Об этом мы беседуем с известным  политологом – президентом Совета по внешней и оборонной политике Сергеем Карагановым.

Сергей Караганов: остаются разногласия и взаимные подозрения

 – Сергей Александрович, можем ли мы принять помощь американцев – и в какой форме? У российских спецслужб явно не хватает опыта в выявлении арабских террористических организаций, а у США такой опыт уже появился.

– До последнего времени считалось, что, наоборот, американцам не хватает опыта, а у нас этого опыта больше, и мы его всячески предлагали. Правда, наш опыт не был учтен, и это причина, по которой американцы находятся в таком положении в Ираке. Другое дело, что обмен опытом, безусловно, необходим, как и обмен информацией между спецслужбами. Такой обмен идет. Однако спецслужбы, и российские и американские, даже несмотря на политические указания руководства, крайне неохотно сотрудничают, боясь открыть свои источники информации. Это общая проблема, уже долголетняя. Возможно, теперь, когда ясно, что от терроризма страдают все и практически ежедневно, часть из этих препятствий будет преодолена. Вообще российско-американское сотрудничество страдает от того, что принимаются большие решения, но на более низком уровне они не выполняются. Не создано постоянно действующих структур, либо они только создаются. Бюрократия двух стран по-прежнему относится друг к другу с изрядным подозрением – такое отношение, оставшееся со времен холодной войны, до сих пор не преодолено. Старые стереотипы по-прежнему мешают, причем, по моим наблюдениям, в большей степени нашей стороне: у нас антиамериканизм гораздо сильнее, чем в Штатах антироссийские настроения.

 – Тем не менее известно резко критическое отношение Вашингтона к российской политике в Чечне. Буквально на днях были сделаны заявления о фактическом непризнании последних президентских выборов в республике. Могут ли американцы при такой позиции реально помогать нам в борьбе с чеченскими сепаратистами?

 – Во-первых, мы тоже критикуем американцев за то, что они делают в Ираке. А во-вторых, чаще всего такие заявления появляются не столько в связи с ситуацией в Чечне, сколько в связи с теми или иными разногласиями в других областях. Скажем, Америка недовольна тем, что Россия не способствует снижению цен на нефть.

 – То есть публичная позиция по Чечне не означает, что американцы не будут помогать, скажем, с выявлением тех организаций, которые финансируют чеченское сопротивление.

 – Еще несколько лет назад сотрудничество в этой сфере было минимальным. Сейчас оно гораздо больше усилилось просто потому, что те же самые организации, которые финансируют чеченских сепаратистов, – в основном это ваххабитские, саудовские и иные фонды – они финансируют и всех остальных. Мы выяснили, что у нас есть в какой-то степени действительно общие интересы. Конечно, ситуация не является идеальной – есть, повторяю, и разногласия, и взаимные подозрения. Но изменения уже видны. Напомню, ради того, чтобы Россия поддерживала политику Буша в отношении Ирака, американцы подчеркнуто отгородились от Саакашвили и его действий. Хотя обычно американская бюрократия поддерживала Грузию. Грузинский лидер своей непредсказуемостью насторожил всех. И когда Саакашвили начал провоцировать конфликт и обратился к американцам, он получил то, что в Америке называется cold shower – холодный душ.

 – Если США окажет более существенный вклад в российскую борьбу, могут ли они ожидать от Москвы ответных жестов. Скажем, были намеки, что от России ждут отправки в Ирак войсковых соединений, даже шла речь о конкретных дивизиях.

– Никто официально не намекал. Пока для России это практически исключено. Что касается теоретической возможности подготовки силовых структур, поставки вооружений, посылки военных советников – это возможно, но под эгидой ООН. А что касается странного слуха о трех дивизиях для операций в Ираке... Я хотел бы спросить: где у нас эти три дивизии, находящиеся в постоянной боевой готовности и способные воевать в Ираке? И у кого они вообще есть, кроме США?

 – Тем не менее антитеррористическая коалиция, куда входят и Россия и США, де-юре по-прежнему существует. Можно ли ожидать, что в нынешней ситуации она получит какой-то дополнительный политический импульс?

– Да, такой импульс наверняка будет придан. Но это будет только после выборов в Америке. До выборов в Вашингтоне озабочены только одним – провести выборы, и соответственно все заявления американской администрации будут связаны с предвыборной тактикой. В том числе будет продолжаться критика России, но в мягкой форме.

Максим Гликин, Анатолий Костюков, «Независимая газета»