Публикации

Версия для печати
13.09.2005. О мире недалекого будущего

Последние полгода-год отчетливо вытолкнули на поверхность несколько вызревавших ранее тенденций в международных отношениях. Начинается новый этап развития мировой политики. Закончилась эра «после холодной войны». Новый этап истории весьма малопредсказуем. Но некоторые определяющие важнейшие факторы очевидны уже сейчас. Назову далеко не все. Среди неупомянутых в данной статье изменений: падение управляемости международной системой, высокая вероятность дестабилизации системы международной торговли, продолжающаяся нестабильность на «расширенном Ближнем Востоке», вероятный рост терроризма и начало его системного влияния на характер развития западных обществ.
 
Центр международной политики, в котором будет в растущей степени определяться мировое развитие, неуклонно перемещается в Азию. С 1978 года Китай учетверил свой ВНП.

Стремительный прорыв в первую лигу мировых держав совершает Индия. За последние 10 лет ее экономика росла в среднем на 8 процентов в год.

Соревнование за влияние на регион Восточной и Южной Азии в целом и особенно на Китай и Индию становится главной направляющей развития международных отношений.

Китай пытаются «сдерживать» и одновременно интегрировать с упором на сохранение его зависимости от внешних поставок энергоносителей. Индию уже прекращают «сдерживать» и пытаются перетянуть на сторону Запада, сделать ее де-факто союзником.

В Азии идет формирование мягкого интеграционного блока, который, вероятно, станет через десятилетие мощнейшим сосредоточием экономической силы.

США переживают период падения своей популярности, раньше — одной из главных основ их международного влияния. Вашингтон, видимо, сделал двойную ставку: «на контролируемую дестабилизацию» международных отношений с тем, чтобы использовать свое военное превосходство, и на «демократизацию» «большого Ближнего Востока» с тем, чтобы уменьшить угрозу терроризма и усилить свои позиции в регионе.

Но попытка добиться этих целей через вторжение в Ирак оказалась неудачной.

Не преодолен и уже не будет преодолен раскол между США и Европой (в рамках, естественно, одной политико-экономической и культурной цивилизации).

Америка, несмотря на все потери, остается на перспективу единоличным мировым лидером, наиболее динамичным и привлекательным обществом. С ней необходимо считаться, даже несмотря на ее нынешнюю относительную непопулярность и частичное ослабление. Для любого государства попытка использовать эту временную слабость будет почти наверняка дорого стоить в будущем.

Провал референдумов по конституции — крупнейший кризис ЕС за всю его историю — выявил многие нараставшие в течение ряда лет структурные слабости Евросоюза.

Скорее всего, ЕС предстоит провести в дискуссиях о своем будущем еще 4-5 лет, упустив столь необходимое для реформ время.

В мире, где снова становится весомым фактор военной силы, ЕС создает «поствоенные вооруженные силы», которые насчитывают миллион человек, но фактически не могут и не готовы воевать.

При этом еще больше обычного поглощенный внутренними проблемами ЕС вопреки дружественной риторике, «четырем дорожным картам» взял курс не только на замораживание сближения с Россией, но и начал де-факто проводить политику «мирного сосуществования», а то и жесткой, если не враждебной конкуренции в экономической сфере.

Нынешние сложные отношения с Евросоюзом вызваны и растущим расхождением векторов внутреннего развития России и ЕС. (Россия строит тип общества и проводит политику, характерную для европейских государств 50-100-летней давности.)

Но эти различия преходящи. Вероятно изменение вектора внутреннего развития России. Достаточно вероятна модификация нынешнего ЕС. Растет вероятность отката Европы от идеи квазигосударства, возвращение к модели «расширенный общий рынок и социальный союз плюс единая валюта». Это создаст новые условия для взаимодействия с Россией.

В ближайшие годы в свете изменений в мировой ситуации перед Москвой встанет несколько крупных, даже исторических вызовов, требующих корректировки политики.

Ослабление международной роли и влияния Европы, помноженное на ее внутренний кризис и политику «мирного сосуществования», делает курс на сближение с Европой в краткосрочной перспективе еще более трудным.

Между тем идея сближения с Европой, с ее политико-культурными ценностями, ее экономикой является уже более 300 лет одной из сущностных направляющих российского развития, безусловной составной частью ее идентичности и самоидентификации.

Вместе с тем быстро идущее перераспределение сил на мировой арене в пользу новой Азии (не путать с традиционной, к ценностям которой тяготеет «евразийство») властно требует пересмотра российских экономических и политических приоритетов. Одно из очевидных направлений — осуществление запоздавшего прорыва российского энергетического комплекса на Юг, Восток и Север, ускоренное строительство соответствующих нефте- и газопроводов, резкое увеличение инвестиций в разведку ресурсов, которые могли бы их питать. Россия, а не Европа должна стремиться к диверсификации путей поставки энергоресурсов, что повысит их цену и исключит «запирание страны».

Требует коррекции и нового осмысления политика в отношении стран СНГ. Большинство интеграционных проектов на этом пространстве, в том числе и ЕЭП работать не будут.

Жизнеспособными видятся пока лишь российско-казахстанский интеграционный проект и российско-белорусский проект (но при резком изменении российской политики на белорусском направлении).

Большинство стран СНГ стоит перед неизбежной сменой постсоветских элит. В этой ситуации консервативно-охранительная тенденция российской политики не оправдывает себя. Где позволяют условия, стоит содействовать смене правящих режимов при российских гарантиях и с российским участием.

Высоко вероятным представляется уже в ближайшие полтора-два года расширение НАТО на Украину в стремлении закрепить эту нестабильную страну в зоне западного влияния. Здесь решение, весьма вероятно, уже принято. Расширение поставит Россию перед одним из самых трудных выборов в истории. Либо придется требовать включения в НАТО самой России. Либо придется допустить создание режима реальной границы в центре исторической России.

Несмотря на наличие у РФ серьезных внешнеполитических ресурсов, угрозы безопасности геополитическому положению, сама неопределенность и мобильность ситуации в мире делают страну прогрессирующе уязвимой перед новой расстановкой сил в мире. При сохранении ряда нынешних тенденций через несколько лет можно будет говорить о серьезном стратегическом ухудшении внешнеполитических позиций страны.

Понятно, что новые условия требуют резкого повышения внимания руководства страны к вопросам внешней и внешнеэкономической политики, качественного улучшения ее аналитического и прогностического обеспечения и, конечно, координации.

Но главное — это развитие понимания в российском руководстве, в обслуживающей его интеллектуальной прослойке — беспрецедентности и остроты внешних вызовов, модернизация системы понимания этих процессов.

Российская газета